Изотов Александр Филлипович


Изотов Александр Филлипович родился 9 декабря 1935 года.

В начале войны мне было всего 7 лет. Жили в Орловской области, Болховского района в д. Сидорово (Покровское). Отец, Филипп Андрианович, ушел на фронт и не вернулся.

В 1941 году вошли в деревню немцы, они вышвыривали жителей из домов с вещами, в нашем доме устроили офицерскую столовую. Мы вырыли землянку в бугре и жили в ней до 1942 года.

В деревне было два предателя: Стёпочкин и Митичкин, они указали фашистам всех коммунистов. Расстреливали их за нашим домом, где-то 300-400 метров, на намытом речкой островке. Когда коммунистов вели на расстрел, они моей матери говорили: «Прощай, Тань…» Мы, дети, потом ходили к реке смотреть на убитых, немцы разрешили.  В глазах страшная картинка: голова убитого вся разорванная, кроваво-красная… Две недели лежали трупы на берегу, затем их волокли на санках.

Помню, над деревней был воздушный бой, наш самолет фашисты прижали к земле, пришлось летчикам снижаться по верхушкам дубов…  От удара оторвался двигатель и упал на краю леса. Один из летчиков тоже вывалился и разбился. Там, на краю леса, он и похоронен. Самолет с трудом приземлился в поле и загорелся. Летчики, как факелы пылающие, бегали в огне самолета, а немцы обступили кольцом, наставили на жителей автоматы, чтобы не подходили… В глазах стоит эта страшная картина, забыть не могу, поэтому, когда иду на Липицкое кладбище, к памятнику летчикам 178 ИАП цветы кладу. Самолет так и лежал в поле до 60-х годов.

Однажды, когда пьянствовали полицаи, мы подрались с их детьми.  Брата Николая поймали, загнали под стоящих в стойле лошадей. «Вылезешь – пристрелим». Мать в комендатуру побежала, еле вытащили.

Голод был в те годы. Немцы перевозили на телеге пареную кукурузу для своих лошадей, а мы, голодные дети, бежали за повозкой. Немцы смеются, кукурузу предлагают. Фуражку подставишь, они насыпают, а сами плетью бьют по нам, даже ребятам спину рассекали. Если отскочишь, то говорили: «Киндер, гут!»  По мне ни разу не попали.

Курган в деревне есть, там немцы 26 человек наших пленных солдат расстреляли. Они сами себе вырыли могилу. И когда после войны в деревню приезжал немец-турист из ГДР, мне захотелось завести комбайн и переехать его, такая ярость нахлынула.

Освободили нашу деревню 3 августа 1943 года, а 5 августа —  Орел — ворота Москвы. В честь этого события был первый салют.  И один пленный немец некоторое время жил в деревне. Били его каждый день, спиртом откупался.

Учиться в школе начали, как только отогнали немцев. Книга была одна на всю деревню. А писали на бумаге, которую вытаскивали из ящиков для снарядов от пушки 45-пятки. Делали из этой бумаги тетради.

Мой брат Коля с 1931 года, ему 13-й год был, когда он подорвался в поле. Снаряды и мины были в лугах землей засыпаны.  Брат за водой пошел, я домой.  Вдруг, взрыв! Возвращаюсь —  брат весь в крови, кричит. Я побежал за подмогой, брата в госпиталь соседней деревни Лыково увезли, а госпиталь потом перевели. И только через полгода пришло письмо из города Иваново: «Умираем с голоду. Жарю пуговицы и ем…» Мать через два дня поехала за ним. Пока ее не было, старшего брата Алексея Филлиповича забрали в армию. Я один остался, до ее возвращения.

В самом начале 60-х годов вспахивал поле колхоза «Красный Октябрь». Трактор под уклон   шел легко.  И вдруг плуг зацепился и как будто выскочил из земли. Я оглянулся —  мороз по коже ударил…  На заднем лемехе плуга две противотанковые гранаты висят. Нажал на тормоза, подал трактор назад, приподнял немного плуг — гранаты опустились на землю. Осмотрел их, слава Богу, они оказались без взрывателей.

Вижу, в земле кости торчат. Монтировкой потихонечку раскопал, выложил вещи солдата на поверхность.  Это были котелок, ложка, кисет, резиновая вертушка, два запала от гранат, карандаш. Ремни брючный и поясной, который   был перебит осколком. Копаю дальше — кошелек розового цвета попался, а в нем листы бумаги истлевшие. Останки бойца сложил в могилу, холмик сделал… Так солдатик там и лежит, никто его не перезахоранивал.  На одном листе удалось прочитать   список минометной роты, в которой было 18 человек, остальное непонятно.  Письмо, которое он написал, да так и не отправил, я в газету завернул, домой принес, надеялся узнать его имя и адрес, пять часов его склеивал. Дословно: «Привет в Москву. Здравствуйте, мои дорогие родные, мама, моя жена и дети, Капа и Юра… С приветом к Вам Петрович!…» Имя его и фамилию мне в этом письме прочитать не удалось. Бумаги эти забрал наш завклуб, а что было с ними дальше, мне неизвестно.  Обращался в военкомат- обещали помочь, но так все и осталось. Адрес был в бумагах: д. Алучково, поселок Ново-Покровский.

Хочу пожелать молодым, чтобы они никогда не испытали тех ужасов, что испытывало наше поколение во время войны и после нее. И чтобы над головой никогда не летали вражеские бомбардировщики. И чтобы вечно были мир, радость и труд!

 

                                                                                                 (Сведения получила Кузнецова Оксана)

 

 

Материал из сборника воспоминаний. Предоставила гл. редактор газеты «МК в Серпухове» Яна Киблицки (сборник воспоминаний составила Кытманова Наталья Григорьевна, зам. директора по воспитательной работе МОУ «Липицкая средняя общеобразовательная школа», Серпуховский район Московской области, 2013 г.)

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.