Махов Анатолий Николаевич


Махов Анатолий Николаевич — боевой участник Великой Отечественной войны. Моряк-черноморец.

Родился в 1922 году в посёлке Ровки. Его детство и юность прошли в деревне Гришенки, у бабушки Софьи Алексеевны Головановой.

16 апреля 1939 года прибыл по комсомольской путёвке в Севастополь для службы на флоте.

Воевал всю войну на море и суше.

Четыре раза был ранен. Из них два раза — тяжело.

Имел 28 боевых и трудовых наград.

Умер в 2012году.

(Из личного архива автора Голованова А.Н.)

 

СМЕРТЕЛЬНАЯ ПУЛЯ

(Из очерка «Прощай, любимый город». Полностью очерк был опубликован в газете «Черноморская правда» в Одессе).

Этот очерк мной был написан летом 2003 года. А во время моего приезда к Анатолию Махову летом 2006 года он, совершенно неожиданно, произнёс слова, которые меня ошеломили:

– А ведь меня в Севастополе 22 июля 1942 года во время боя на суше убил немец.

– Анатолий Николаевич, ты мне об этом раньше не рассказывал, как это было?

И вот что он мне рассказал.

«После прихода крейсера «Молотов» в Новороссийск, из моряков-добровольцев был сформирован батальон морской пехоты для помощи защитникам Севастополя. Я был в его составе. Нас переправили в осаждённый город 18 или 20 июля 1942 года.

Наш любимый город напоминал огромное кладбище: в порту и вокруг всё было разрушено. Затоплены корабли, здания – сплошные развалины, и самое страшное – это трупы: плавающие в воде и лежавшие на суше. Бомбёжки и артобстрелы немцами продолжались и днём, и ночью.

22 июля к вечеру мы с другом Серёжей (он тоже из комсомольского набора) в окопе ждали очередной атаки немцев… А вокруг лежали наши убитые товарищи. Неожиданно из-за бугра показался здоровенный, рыжий немец. В руке у него был пистолет. Он целится и стреляет в Серёжу. Мельком я увидел: пуля попала ему в лоб. Немец переводит пистолет на меня. Я быстро беру свой пистолет и, не целясь, стреляю в него. Выстрелы прозвучали одновременно, мельком увидел, что моя пуля попала немцу в лицо, а его пуля попала мне в грудь. Теряя сознание, я упал в траншею. Больше ничего не помню. Пролежал в траншее всю ночь.

Утром я чуть очнулся и услышал голоса на русском языке. Это была похоронная команда. Подошли моряки ко мне, потрогали, перевернули, и один из них сказал:

– А этот ещё живой, надо его в госпиталь.

Понесли меня на плащ-палатке к воде. На корабле или лодке привезли нас, раненых, человек двадцать в Новороссийск. Полевой госпиталь находился в цеху завода шампанских вин. Это я хорошо помню: в подвале – хранилище стояло много бутылок шампанского.

Хирург без наркоза разрезал мне грудь, где была рана, извлёк пулю, которая застряла между лёгким и сердцем. Он сказал: «Ну, парень, родился ты в рубашке. Попади пуля на сантиметр вправо, быть ей в сердце. Смерть была бы неминуема. Значит, будешь жить долго». Эти слова я помню до сих пор».

Анатолий Николаевич  задумался… Видимо, вспоминал своё, потаённое.

Потом сказал с расстановкой:

– Их, пуль, подобных смертельной,  вокруг меня было сотни, если не тысячи.

После госпиталя он снова продолжал войну с фашистами.

(Алексей Голованов, 1 ноября 2009 — январь 2016 г.г.)

Материал предоставил Алексей Николаевич Голованов, автор книги «Бессмертный полк. Деревня Гришенки», в которой собраны сведения о 21 человеке – участниках Великой Отечественно войны, уроженцах деревни Гришенки Чеховского района Московской области.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.