Числов Николай Михайлович


Воспоминания о войне Николая Михайловича Числова записали Елена Горячева и Алеся Глухова, ученицы школы №3, г. Пущино.

«В мою родную деревню Мятка под Смоленском фашисты вошли летом 1941 года. Кажется, вся жизнь у нас замерла. Не звучали по вечерам песни, опустели улицы. Даже собаки забились куда-то и не подавали голоса. Но спокойствие это было обманчивым. И стар, и млад старались как можно больше навредить фашистам.

Меня назначили погонщиком быков. Навьючив как-то на одного из них огромный тюк, я вместо привычной команды «Пошел!», резко свистнул. Мне хотелось хоть чем–то досадить толстому, очкастому фашисту, который сидел в бричке. Как я и ожидал, от свиста лошадь, запряженная в бричку, рванулась, и фельдфебель, исполнив сальто, неуклюже плюхнулся на землю. Я засмеялся. Фашист был взбешен. На меня уже неслась огромная овчарка. Дальше все произошло в мгновение ока. Я схватил вилы, овчарка, ощетинившись, прыгнула. Все свои силы я вложил в этот удар. Натренированная на безоружных  военнопленных, собака не ожидала  сопротивления. Даже не заскулив она упала рядом со мной. Не успел я опомниться от нападения, как получил удар по голове. От удара во рту стало солоно от крови, и я потерял сознание. Меня выходили родители…

Когда окончилась война, мне было пятнадцать лет. Надо было наверстывать упущенное, и я пошел в седьмой класс. И хотя тетрадей и учебников не хватало, одна книга на десятерых, учиться было очень интересно.

Жилось нашей семье нелегко, времена стояли тяжелые, хлеба мало, с одеждой туго. Вот и пошел я работать на фабрику. Хлеб оказался трудным, т. к. работал я в ночную смену, а днем ходил в школу. Исхудал и чувствовал, что силы меня покидают. Но я выдержал и в дальнейшем поступил в ремесленное училище.

…Почти все мои ровесники – мальчишки мечтали о самолетах, о летной профессии. Я, затаив дыхание, слушал рассказы инспектора аэроклуба, представляя себе, как парю в небе. Но мечты мечтами, а если спуститься  на грешную землю, то там мы могли увидеть вокруг себя разруху, руины, голод и холод. Вот и пришлось расстаться с мечтами, собрать в кулак волю и пойти работать. Нужно было как можно быстрее восстановить разрушенное войной, и я пошел работать строителем. Новая профессия предъявила самые жесткие требования к нам. Самыми строгими судьями себе и своим товарищам были мы сами.

…Себя мы не жалели, работали сутками, спали мало, ели кое- как и что придется. Жили в переполненных бараках, где — вши, холод, клопы, плач малышей. Все это еще сильнее подстегивало нас сделать жизнь лучше, красивее. Мы знали, что делаем это не только для себя. Но и для будущего поколения».

Материал прислала к.ф.н. Любовь Наумовна Краснопольская, работавшая в 2001 г. с группой учеников школы № 3 г. Пущино (Московская обл.) над проектом «Великая беда. Дни войны в памяти детей и подростков военного времени: 1941 –1945», который заключался в сборе воспоминаний жителей города Пущино о войне. Работа получила специальный приз на всероссийском конкурсе «Человек в истории. Россия, XX век».

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.