Харламов Владимир Степанович


Воспоминания Владимира Степановича Харламова:

«Мне 5 лет было, когда всё началось, только через месяц 6 исполнилось. А ещё через 3 месяца мать и нас четверых детей в плен взяли. Я старший был, а сестрёнке младшей 6 месяцев всего было. Тут как получилось: жили мы в Серпухове, но когда немцы к Туле подошли, отец, «великий стратег», решил отправить нас в свою родную деревню Буриново. Он думал, что фашисты вдоль железной дороги прямо на Москву пойдут, а мы в лесах отсидимся. В середине октября немецкие автоматчики на мотоциклах появились в деревне. Повезло нам – попали под регулярную часть, немцы не бесчинствовали особо. Где части СС проходили – вот там плохо было. Помню ещё, как один самолёт упал прямо за деревней. Мы видели, как его cбили немецкие истребители. Летел он по направлению к Серпухову и уже снижался. Его добивали, он горел. Чуть только миновал деревню и рухнул – на границе леса и поля. Немцы сразу — на мотоциклы и —  к месту падения. Оцепили всё. Ну и мы смотреть рванули. Нас даже поначалу не отгоняли. В конце октября всю деревню согнали, построили. У них переводчик был, он нам объяснил, что здесь ожидаются бои, и нас перемещают дальше от линии фронта. Погнали нас в направлении Калуги, 3 дня шли. Как мать троих моих братьев и сестёр донесла – не знаю. Потом дошли до каких-то хуторов, не знаю уж, как они называются, и поселили нас на скотный двор. Ребята, кто постарше, 12-13 лет, пытались убежать, но их поймали. Не убили, просто вернули. Потом началось контрнаступление наших войск, и нас отбили в начале января. Линия фронта ещё немного сдвинулась и остановилась. Так что, находись мы чуть дальше – так и остались бы у немцев».

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.