Жуковский Николай Петрович


Мой отец Жуковский Николай Петрович родился 5 мая 1925 года в г. Почепе Брянской области. Закончив 7 классов, что было по тем временам большим образованием, он в 1939 году поступил учиться в профессиональное столярное училище, где проучился 2 года до начала Великой Отечественной войны.

В 1943 году, когда папе исполнилось 18 лет, его призвали в армию. В 39-м стрелковом полку 4 дивизии 11 армии 1-го Белорусского фронта он принял военную присягу и назначен стрелком полка. Получил обмундирование, оружие — винтовку, стал защитником своего Отечества СССР, и началась его фронтовая служба. Одним словом, попал в пехоту, которая была всегда на острие всех атак.

В одном из боев 6 декабря 1943 года при наступлении, сзади разорвался немецкий снаряд, и папа был ранен осколком в голову. Лежал он на поле боя, и не мог пошевелиться, откуда-то  издалека прицельно стрелял немецкий снайпер, стараясь добить раненых на поле боя. С полудня до самых сумерек пришлось ему лежать без движений, истекая кровью. Только с наступлением темноты его подобрали санитары и отправили в полевой госпиталь. Но не долго, пришлось ему там отлеживаться, в две недели поставили его на ноги, и он снова был отправлен на фронт.

Теперь он попал в 436 отдельный истребительный противотанковый  батальон заряжающим артиллерийского расчета. Снова на передовой, снова в огне боев с танками и пехотой противника, разрывы снарядов, свиты пульт, но надо было удерживать свои позиции.  На своих плечах пришлось таскать отцу, не один километр, не совсем легкие 45мм и 75мм артиллерийские пушки.

6 марта 1944 года в одном из боев папа получил множественное осколочное ранение от вражеской мины: сквозное ранение ноги и осколочное ранение правого плеча.

Более двух месяцев в военных госпиталях пришлось пробыть ему. После госпиталя:  диагноз: «годен к строевой» и снова на фронт.

Не знал тогда папа, что это  ранение   еще долго будет напоминать о себе через десятки лет после окончания войны.

В 1985 году у папы стало сильно болеть правое плечо. А однажды, проходя досмотр в аэропорту, зазвенел звонок на наличие металла, хотя из карманов были извлечены все металлические предметы. Тогда у него спросили, что, может, вы воевали и где-то в теле есть осколок?

— Воевал, но осколков  вроде бы нет, — ответил папа.

И только после поездки, пройдя рентген, был обнаружен внушительных размеров более 1,5 см осколок в правом плече.  Этот осколок  за долгие годы так сросся  с телом и переплелся со всеми кровеносными сосудами и нервами, что  врачи не брались извлечь его из тела.

Только в 1990 году, в г. Донецке, хирурги смогли достать этот осколок, который хранится в нашей семье, как дорогая реликвия, которую носил в теле мой отец более 46 лет.

Полгода пришлось воевать в этом не простом 436-м истребительном противотанковом батальоне. Много было боев, в одном из которых, когда закончились артиллерийские снаряды, пополз отец в атаку на немецкий танк с противотанковой гранатой и подорвал его.

Выполняя боевое задание командования, пришлось ему ходить в разведку, где однажды лично захватил немецкого языка.  В бою под дер. Михайловка, будучи ранен, не покинул поле боя, а продолжал бить врага до того времени, когда командование батальона дало ему приказание на эвакуацию.

За мужество и героизм, проявленные в боях с врагом папа был награжден орденом Красной Звезды (приказ  командира 160 стрелковой Брестской Краснознаменной дивизии 70 Армии №074/н от 8.09.1944г.).

В конце 1944 года папа снова был ранен в голову. Но к этому ранению он отнесся уже более спокойно, насмотрелся он за полтора года войны всего, и крови и смерти, которая «ходила» всегда рядом. К счастью, ранение оказалось не очень тяжелым, хотя и пришлось отлежать в госпитале почти три недели.  Выписка из госпиталя, и снова на фронт.

Теперь фронтовая  служба  папы продолжалась  в 1297 стрелковом полку 160-й стрелковой дивизии 70-й Армии 1-го Белорусского фронта.

Здесь он был стрелком-автоматчиком, а затем был назначен командиром отделения стрелков автоматчиков. Теперь в атаку надо было вставать первым и поднимать за собой свое отделение, думая только о победе, и не думая о своей смерти. А в это время ему, командиру отделения, было всего 19 лет.

До конца войны водил в смертельные атаки свое отделение автоматчиков мой отец, теперь уже сержант Жуковский Николай Петрович, освобождая пядь за пядью свою родную землю, продвигаясь все дальше и дальше на Запад.

Рассказывал мне папа еще про один бой в Польше, когда немцы предприняли попытку захватить стратегический мост через реку Вислу, удерживаемый нашими войсками. Бой продолжался около суток, но не был сдан врагу, несмотря на большие понесенные потери. Из роты в 50 человек, в которой служил папа, и которая обороняла этот мост, в живых осталось только 8 человек, в том числе и мой папа.

За мужество и отвагу, проявленные при обороне важного военного стратегического объекта, папа был награжден медалью «За отвагу».

Снова бои, сражения, смертельная опасность рядом, но мой папа героически сражался, продвигаясь к Берлину.

На поверженном Рейхстаге в мае 1945 года осталась и роспись моего дорогого родного отца – Жуковского Николая Петровича. Не писал он многих слов, а просто расписался на одной из колонн Рейхстага, тем самым поставив точку в своей  фронтовой дороге и в войне в целом.

После войны  папа вернулся домой в свой родной город Почеп Брянской области, где работал шофером и плотником. А с 1961 года и до выхода на пенсию в 1988 году работал столяром на деревообрабатывающем заводе.

Папа был столяр высокого класса, и у него действительно были «золотые руки». Почти вся мебель в нашем доме: трельяж, буфет для посуды, стол, комод, табуретки, полки, умывальник и многое другое было сделано руками нашего папы.

К сожалению, моего отца – Жуковского Николая Петровича — уже нет сегодня с нами, он умер в 1997 году.

В 2013 г. по архиву «Подвиг народа» я нашел приказ командующего 70-й армии 2-го Белорусского фронта, в котором за героизм, проявленный при ликвидации Торсуньской группировки немцев в Польше, мой отец был награжден вторым орденом Красной Звезды. Этот орден он не получал при жизни, и даже не знал о награждении. Через военкомат я получил этот орден своего отца, и сейчас все его награды бережно хранятся в моей семье.

На всю мою жизнь сохранятся самые добрые и нежные воспоминания о моем отце Жуковском Николае Петровиче, и  эту память о нем я постараюсь передать последующим поколениям моего рода.

Материал прислал Михаил Николаевич Жуковский – сын Н.П. Жуковского.

 

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.